Калифорнификейшен.

 

Фрегаты с белыми распущенными парусами плыли по серому зрачку Джонатана Стюарт. Настало время действовать, и сейчас его выход на сцену. Плотно сжав губы в узкую тонкую щель, седоволосый поджарый мужчина вылез из черного блестящего Кадиллака навстречу пестрому потоку людей, бурлящему быстрым течением вдоль 34-ой улицы Нью-Йорка. Джонатан не хотел быть сейчас здесь, но жизнь заставила его срочно прилететь на своем частном самолете и приземлиться на дождливой посадочной полосе Ла Гуардия. Сотни лет назад его прямые предки так же высадились осенью на песчаном берегу Лонг Айленда, встретив картечным залпом пришедших полюбопытствовать ирокезов. Они, гонимые двуличным провидением, колонизировали всю планету, топча все на пути под безжалостным крестом протестантов. Это была их миссия, их семья, их армия, их будущее и сейчас Джонатан должен защитить их интересы.

 

Прозрачные двери с позолоченной надписью «Ворнадо Траст» бесшумно разъехались в стороны, и высушенная пластическими операциями секретарша задрожала от волнения. Проходя мимо, Джонатан не ответил на ее заискивающее приветствие и пошел прямо в конференц-зал.  Дождь крупными каплями продолжал разбиваться о безупречно чистые стены-стекла небоскреба, застывшего черным безмолвным монументом посреди Манхэттена. Присутствующие встали и почтительно поклонились. Джонатан сел во главе стола и начал судорожно листать положенные перед ним чертежи постройки нового трансконтинентального шоссе.

 

- Разрешите мне коротко рассказать о нашем проекте, его разработали ведущие инженеры страны с помощью независимых зарубежных консультантов… - улыбаясь, начал говорить полный мужчина, пытаясь совладеть с нервозной ситуацией.

 

- Линейку, -  тихо промолвил Джонатан.

- Извините?

- Линейку!

 

Цокая по натертым мраморным плитам тонкими каблуками, стройная ассистентка подошла к Джонатану, держа дрожащими пальцами прозрачный треугольник. Смотря прямо перед собой, Джонатан выхватил линейку и, вытащив из нагрудного кармана фломастер, провел по чертежам ровную  красную линию.

 

- Это ваш новый проект, -  с этими словами  он кинул папку бумаг на середину стола. Обескураженные присутствующие смотрели на безупречно ровную полосу, кровавой прямой пересекающую предложенный план.

 

- Но, сэр, позвольте возразить. Это же национальный заповедник Ёсимэтэ. И… и изменения проекта вызовут очень негативную реакцию в прессе и в общественности в целом.

 

Джонатан посмотрел на платиновые римские цифры своих наручных часов и, резко поднявшись, направился к выходу.

 

 

 

Черно-белый полицейский джип Шевролет Блейзер выехал на обочину дороги, обдавая бурой пылью надпись на двери «Калифорния Труперс». Раул вышел из машины первым и, заслоняя глаза от заходящего солнца, посмотрел на раскинувшееся перед ним окруженное горной грядой озеро Моно-Лейк. К нему подошел его старший по званию напарник, стареющий косивший под ковбоя лейтенант полиции Джо Страйпс.

 

- Моно-Лейк… никогда не любил это место, - с этими словами Джо обильно сплюнул через зубы.

- А вот он! – Раул указал пальцем на застрявший среди пестрых кустов покосившийся грузовик.

- Ну что ж, поехали.

 

Солнце уже почти исчезло за пологими вершинами багровых гор, когда полицейский джип подъехал почти к самой кромке воды. Вздохнув, Раул заглушил двигатель. Он никогда не спускался к этим берегам и вообще сюда никто особо не ходил. Индейцы говорили, что озеро проклято погибшими душами давно исчезнувших бизонов, но Раул не верил в это, а верил всегда в силу и блеск своего полицейского значка. Он был молод, строен и темноволос, он защищал закон и порядок.

 

Отгоняя от себя темные мысли, Раул смело шагал по черному берегу Моно-Лейк. Иногда ему казалось, что под ногами у него кто-то копошится, но он старался не обращать на это внимания, ведь было уже совсем темно и возможно это всего лишь игра теней. Сзади едва поспевал Джо, стараясь угнаться за размашистыми шагами своего напарника. Раул развернулся и к своему удивлению увидел, что на лицо лейтенанта надет респиратор. Презрительно хмыкнув, Раул пошел дальше. Ему хотелось побыстрее выбраться отсюда, хотя сам себе он признался, что озеро было очень красивым и могло привлечь множество туристов. Просто надо все поставить по-человечески, провести нормальные дороги, освещение, вот там на поляне поставить Мак Дональдс. Его размышления были прерваны резким порывом ветра. Раул посмотрел себе под ноги и понял, что то, что он считал черной глиной, было миллионами ползающих вялых мух, которые теперь уносились прочь, обнажая светло серую засохшую лаву.

 

- Фак!

- Моно Лейк… - довольно промямлил Джо.

 

Вскоре, продравшись сквозь злобно царапающие кусты, полицейские достигли грузовика. Вдали затарахтела трещотка. Джо посветил фонарем, обнажив уползающую гремучую змею.

 

- Гонзалез, давай в темпе, - сказал он, тоскливо провожая исчезающее солнце.

 

Раул подошел к кабине грузовика и открыл скрипящую дверь. Дохнуло перегаром. Развалившись на сиденьи, сидел его знакомый механик Мигель, недавно нелегально перебежавший границу с Мексикой. Раул осветил его фонарем: Мигель был неудержимо пьян и боязливо прижимал к груди почти полупустую бутылку текилы.

 

- Que haces aqui? – строго спросил Раул.

- Pery y tu que haces aqui? – развязано промямлил Мигель.

 

 

Уже совсем стемнело. Огни редких встречных машин слепили глаза. Раул резко нажал на тормоз, вести он дальше не мог. Сзади промычал приходящий в себя Мигель, ударившись от резкой остановки головой об решетку, разделяющую салон джипа. Джо ухмыльнулся:

 

- Что, дружище, скрутило?

 

Раул держался за живот, тошнота волнами подкатывала к горлу.

 

- Моно Лейк… Людишки-то говорят, что это проклятие индейцев и что все посетившие это болото умирают загадочной смертью. Это ,конечно, все туфта, просто серные отравляющие газы постоянно выходят из этой трясины…  Еще часок и тебе хана,- Джо довольно поглаживал свои пшеничные усы. Он не любил этих латиносов, хотя никаких особых причин на то у него не было. Просто они были черножопыми мразями. Джо посмотрел в обезумевшие от накатившего ужаса глаза Раула – Ладно, не парься… Просрешься денек и будешь, как новенький.

 

Резко затормозив у  барака полицейского участка, Раул бросился в уборную. Джо же не спеша вытащил Мигеля и брезгливо затолкал его в камеру. Их смена была почти закончена, вскоре он примет душ, переоденется и пропустит парочку скотчей «он ракс», даже может покатает шары по прожженному сигаретами биллиардному столу ближайшего бара.

 

- А вот тебя я рад видеть, - Джо обернулся, за спиной стоял невысокий шериф Дик Лойд. Его лисьи глаза щурились в довольной улыбке. Джо почувствовал что-то неладное.

 

- Ох, я вас тоже счастлив  видеть, шериф. Что нового? - радушно ответил лейтенант, косясь на часы.

 

- Та пустяки, туристы потерялись. Не  могут найти там кое-кого.

- Там это где? – настороженно спросил Джо.

- Пятнадцатый кэмпграунд.

- Это ж Ёсимете! Пусть рейнджеры ищут. Это их вотчина.

 

Улыбка исчезла с самодовольного лица шерифа, а его злобные испепеляющие глаза  засверкали:

 

- Этот кэмпграунд лежит как раз на границе с нашей каунти. Они говорят обыскали все - не нашли ничего. Кровь нашли только, наложили в штаны и к нам. К тому же что там за рейнджеры? Жена Саливана или Джонсона?

- Кровь? – удивленно поднял бровь Джо.

- Медведь задрал… скорее всего. Было так пять лет назад…

 

Сидя на изрядно поржавевшем унитазе, Раул прислушивался к разговору. Тем временем Джо все никак не мог смириться с идеей, что ему придется возвращаться обратно в провонявший пьяным перегаром полицейский джип. А до конца смены осталось всего лишь каких-то полчаса. С каким бы удовольствием он бы сейчас замочил этого низкорослого гаденыша. В начале с размаха нанести по виску хлесткий удар дубинкой, потом обрушить на упавшего шерифа стол, и, надавив коленом, прижать его рыхлое горло к полу черной резиной, скрывающей упругий стальной стержень. Джо посмотрел на бьющихся об неоновую лампу мотыльков и, улыбаясь, промолвил:

 

- Конечно, Шеф, с удовольствием прокачусь. Благо погода отменная, прогуляюсь по лесу, только спать лучше буду.

 

 

- Ну вот и славно. Ты не серчай на меня, сигнал поступил и мы обязаны отреагировать. Поедешь, посмотришь, что к чему. Необязательно весь лес прочесывать. Вот молодые подрастающие кадры тебе помогут, - с этими словами Дик хлопнул по плечу подошедшего к ним Раула. – С облегчением!

 

Джо ненавидел их всех, особенно сейчас, но захлебывался от собственной беспомощности. Он смотрел в самодовольные злобные зрачки шерифа, которые ехидно шептали ему:  «Вот дослужишься и будешь сидеть, а пока я здесь главный, я - власть, уж будь добр езди…»

 

- Ладно, сделаю вам – тунеядцам небольшой подарок, -  шериф подошел к стальному шкафчику, позвенел ключами и раскрыл скрипящие створки, обнажая ряд черных автоматов М-16. - Год назад, сразу после 9-11, как его… Фитзеральд хотел организовать здесь С.В.А.Т. команду по борьбе с террористами. Ну, короче, стал сенатором и проект забросили, а  вот эти красавицы тут у нас остались.  А то медведя с табельным не завалишь. Только вы не балуйте, по обойме на каждого.

 

Джо поймал на лету подброшенную обойму и лихо вставил ее в автомат, громко передернув затвор:

 

- Эй, Гонзалез! Ты его хоть зарядить-то сможешь?

 

Раул угрюмо щелкнул обоймой и представил, как сейчас вскидывает свой автомат и прошивает лейтенанта насквозь.

 

- С богом, ковбои! – ответил шериф, провожая взглядом своих уходящих подопечных.

- Доброй ночи, Дик.

 

Раул опять сел за руль и завел машину. Через короткое время, освещая калифорнийскую ночь красно-синими мигалками, полицейский джип въезжал в огромное ущелье национального парка Ёсимете. Джо достал бутылку виски и присосался к горлышку.

 

- Старый педрила! -  громко выругался он, - Ёсимете… уж лучше в Моно Лейк покупаться, чем по ночам тут по этим проклятым скалам шастать.

 

Джо протянул бутылку Раулу, но тот отрицательно замотал головой.

 

- Что, Гонзалез? Не по душе тебе виски наше отечественное? Небось только пойло свое кактусовое хлещешь… Блядь, понаехало тут черножопых, кирпичу упасть некуда… – Джо продолжал пить. Уже почти одиннадцать и в это время он всегда пил. «А шериф пусть катиться к черту. Сорок минут до смены, надо же какая сука.» Лейтенант опять вскинул бутылку. Раул презрительно покосился в его сторону.

 

- Ну че ты смотришь-то? Ты за дорогой следи.

- Я не Гонзалез, - выдавил из себя Раул.

- Мне насрать! - отрыгнул Джо.

- И я не из Мексики, я из Коста-Рики.

- Из Мексики ты или из какой-нибудь еще черножопской дыры – один хуй. Все рано во всем этом гребаном мире будете делать, как я – обычный Джо сейчас решу… Так что, сынок, крути баранку, - лейтенант опять смачно отхлебнул от горла.

- И не сын я тебе… - Раул резко остановил машину, отпустил руль и судорожно сжал кулаки.

- А пойди догадайся… я уж тут столько этих мексиканских блядей переебал, - лейтенант сладко потянулся. Раул резко выскочил из машины, перепрыгнул через капот и вытащил вялого пьяного Джо через открытое окно. На что тот с размаху обрушил полупустую бутылку на голову своего напарника. Раул отлетел пригвожденный к холодному борту джипа и сполз вниз, провожая помутневшим взглядом  веер блестящих разлетающихся при лунном свете осколков. Джо расстегнул кобуру и вытащил свой табельный пистолет:

 

- Ты на кого руку поднял… на меня, на Джо на старшего по званию, на меня коренного Американца. Забыл кто вас, мексикосов, жопу бумагой подтирать научил. Ты видел это??? Видел? -  с этими словами Джо схватился за свой нагрудный полицейский значок и, сорвав его с рубашки, протянул прямо под нос контуженого Раула. – Лей-те-нант Страйпс! Я здесь закон, я власть!!!

 

Раул дотронулся до виска и почувствовал, что он липкий от крови. Мимо, ослепляя дальним светом, пронеслась машина. Водитель на мгновенье увидел освещенного мигающей сиреной полицейского, сжимающего в вытянутой руке пистолет, и глубоко вдавил педаль газа. Красные фары исчезли за поворотом. Раул судорожно приходил в себя. В подсознании метался образ его отца, в пьяном угаре хлестающего по бледным щекам его мать. «А ты не лезь в отцовское дело, понял? Я здесь глава семьи… Яяяя». Гнев нарастал, как грохот выезжающего из тоннеля раскаленного поезда.

 

Джо размахнулся и ударил Раула носком ботинка под ребра. Он негромко застонал, но второй удар перехватил двумя руками и с силой крутанул пойманную ступню. Неожидавший сопротивления Джо, развернувшись в воздухе, грузно упал на пыльную землю. Резкая боль пронзила руку, сжимающую пистолет, Раул сверху наступил на его кисть каблуком.

 

- Я!.. Не из!.. Мексики! - один за другим обрушились удары костлявого кулака на затылок лейтенанта, с каждым разом погружая его глубже в тяжелый сон потери сознания.

 

Раул вздохнул и вытер лоб, размазывая смешанный с кровью пот по своему смуглому лицу. Мимо пронеслась еще одна машина. Защелкнув за спиной запястья поверженного Джо, Раул с трудом взвалил его на плечи и бросил на заднее сиденье полицейского джипа. Что делать дальше он не знал. Прежде всего надо справиться с заданием, а там уже видно будет. Рядом с указателем на пятнадцатый кемпграунд Раул свернул с шоссе на проселочную дорогу. Доехав до тупика, он едва успел затормозить перед камнем, блокирующим въезд в лес.  Раул вышел из машины и случайно сильно хлопнул дверью. Громкий звук уходя в эхо, растворился среди многолетних корабельных сосен, которые мохнатыми ветками скрывали темные вершины гор, подпирающих звездное небо. Раул поежился, стало довольно таки прохладно. Вытащив из-за пояса фонарь, он осветил небольшую поляну. Ничего из глаз не выбивалось. Влажные от тумана черные стволы, колючие кусты, извивающиеся окаменевшими змеями корни: все они безмолвно молчали и ничто не выдавало следов пропащих туристов. Раул подумал про себя, что в данной ситуации найти иголку в стоге сена было бы гораздо легче, но возвращаться он не спешил. Подышав себе на руки полупрозрачным паром, он бодро шагнул на встречу сосновой чаще, углубляясь в лес.

 

Через короткое время он услышал журчание горного ручья. Обмокнув в нем руки, Раул присел на корточки и посмотрел на звездное небо. Как же тут было хорошо и спокойно. Над скрипящими от легкого ветра соснами, возвышалась уходящая вдаль горная гряда. «Нет, не нужен здесь Мак Дональдс… Да и я сам здесь не нужен, здесь и так идеальный порядок», - говорил сам себе Раул. – «Надо возвращаться… Дику объясню: скажу, что этот придурок сам напился и набросился. Он поймет. А здесь ночью никого не найду даже близко». С этими мыслями полицейский поднялся и отправился обратно. На секунду ему показалось, что он идет неправильной дорогой и заблудился. Ускорив шаг, Раул вздохнул с облегчением, когда сквозь сосновые стволы увидел черно-белый корпус своего джипа.  Почти бегом он добежал до своего водительского сиденья и, повернув ключ зажигания, включил на полную обогревательную печку.

 

Посмотрев в зеркало, Раул увидел, что заднее сидение было пустым. «Черт! Забыл окно закрыть, через него и выполз, сука…», - Раул разочаровано выпрыгнул из машины. – «Далеко не мог уползти с наручниками. Вот ищи теперь его, этот день никогда не закончится…»

 

Раул осветил безмолвные окружающие его кусты. Он не имел ни малейшего понятия, куда Джо делся и в какую сторону пошел. Вдруг ему показалось, что в дали кто-то застонал, и, не мешкая ни секунды, Раул бросился в сторону звука. Джо лежал на животе с защелкнутыми за спиной руками; он что-то судорожно шептал про себя. «Совсем поехал крышей», - Раул уверенно пошел к нему на встречу, пока не замер, остановленный тихим мягким рычанием.  Развернувшись в сторону, полицейским заметил блеск глаз, собравшейся в комок,  бьющей хвостом по своим мохнатым бокам пумы. Раул попятился назад, чувствуя проступивший сквозь рубашку на спине холодный обжигающий пот. И опять этот рык – он много раз его слышал, но сейчас холодной ночью среди скрипящих стволов, уходящих в звездное небо сосен, это рычание звучало совсем по-другому, гипнотизируя чужой забытой опасностью.

 

На этот раз рык раздался из темноты сбоку. На секунду Раул представил себя окруженным рыжими пантерами, застывшими в лесном сумраке.  Еще мгновенье и он исчезнет раздираемый на куски обезумевшей хищной сворой. Выхватив пистолет, Раул сжал курок. Прижав уши, пума угрожающе зашипела, обнажая свою алую усеянную пожелтевшими клыками пасть. Выстрел не прозвучал – курок заклинило. Пума прижавшись брюхом к земле начала медленно подкрадываться. Рядом хрустнула ветка. Мысли Раула в панике били барабанной дробью по скованному от ужаса затылку. «Предохранитель… предохранитель…». Нажав дрожащим пальцем на черную собачку, полицейский наугад выстрелил в пустоту и бросился наутек, не разбирая дороги. Казалось пумы гонятся за ним по пятам, и вот-вот настигнут, раздирая его спину черными заточенными когтями. Споткнувшись об корень, Раул кубарем покатился, сквозь хрупкие хрустящие кусты.  Он резко развернулся и, сжимая пистолет, прижался спиной к мокрому стволу. Тишина... Раул похлопал себя по бокам в поисках фонаря, но его нигде не было. Возможно он потерял его во время своего бегства и теперь остался один в кромешной темноте, освещаемой выходящим из-за облаков серебряным полумесяцем. Раул резко обернулся и сквозь стволы сосен заметил свой джип. Вздохнув с облегчением, он постепенно приходя в себя поплелся к спасительной машине. «Права Кармен, надо бросать эту работу, пойду автомехаником, а это все не для меня…»

 

Хлопнув дверью, Раул откинулся назад, облокотившись об спинку водительского сиденья. Шуршала статикой рация:

 

- Roger.. Do you copy?... Джо… прием Джо… Раул… это база… какой прогресс?... доложить… прием…

- Прием… Это Раул… Меня слышно?

- Где вас черти носят? Что там у вас?.. Over.

- Ищем. Over.

- Возвращайтесь. Тут ваш Мигель…скончался короче…лежит весь в блевотине…

- Скоро будем.

 

Раул выключил громкость и бросил рацию на пол. Теперь возвращаться нельзя. Что он им скажет, когда они найдут мертвого Джо со скованными за спиной руками. Нет, на этот раз Раулу самому придется выпутываться из данной ситуации. Надо найти этого Джо, расстегнуть наручники и бросить в речку, а лучше в Моно Лейк. Скажет пропал, а когда найдут его изъеденный труп, то уже все образумится.  Этого его последнее испытание, он его пройдет и завтра же уволиться. Боязливо оглядываясь по сторонам, Раул в очередной раз вышел из джипа и открыл капот, там обмотанные мешковиной валялись черные выданные шерифом автоматы.

 

- Пумы… - прошептал полицейский. Странно, их раньше никогда здесь не было. Он знал, что они теоретически живут там глубоко в горах, но видел их только по телевизору. Все-таки глупо боятся каких-то переросших кошек. Теперь-то он им покажет, закон ведь на его стороне. Затянув ремень, Раул закрепил один автомат за спиной дулом вниз, а другой крепко сжал в своих руках. Теперь посмотрим кто кого. А то уже  из своей машины человеку и выйти нельзя: поналезло всякой мрази.  

К горлу подступил приступ рвоты, и Раул скорчился на коленях. – Моно Лейк… Будь оно проклято!

 

Вытерев рот, Раул выпустил короткую оглушающую очередь по молчаливым ехидно извивающимся кустам.

 

- Ну где вы, твари? Вылезайте! -  с этими словами полицейский рысцой побежал в лесную чащу. Чем дальше он углублялся, тем быстрее был его темп, пока Раул, запыхавшись, не остановился и не прижался потной спиной к твердой влажной от росы сосне. Мохнатые ветки сразу же стали извиваться гремучими змеями, шипя и тарахтя черными шишками. Раул резко вскочил и, сжав автомат, в панике обернулся. Запахло кровью, распластавшись среди сухих  веток лежало тело лейтенанта Джо. Его стеклянные безжизненные зрачки уставились в предрассветное небо, а по щекам торопливо ползали мухи.

 

- Вставай! -  деловито сказал Раул, - Шериф, сказал чтобы мы возвращались!

 

Из полураскрытого рта лейтенанта выползла сороконожка.

 

- Вставай же, ты что оглох?... Видел это? – Раул потряс поднятым над головой автоматом, - Теперь я здесь главный! Я - власть  … и все будет по-моему! Как я сказал! Вставай! Я власть здесь! Яяяяяя!

 

Раул сжал курок и прошил труп лейтенанта автоматной очередью, пока затвор не защелкал в холостую. Джо, покрытый рубиновыми каплями крови, продолжал неподвижно лежать и буравить мертвыми зрачками розовеющее небо. Солнце медленно вставало из-за гор.

 

И опять этот тихий глухой, выходящий из глубины земли рык. Раул резко оглянулся. Никого не было, а рык продолжался, он нарастал и сквозь него Раул мог различить еле слышное индейское ритуальное пение. Он зажал уши, но рык становился только громче, закрыл глаза и тут же увидел угрожающе шипящую перед собой пуму.

 

- АААаааааааа! – в отчаянии закричал Раул и, взявшись за дуло, запустил автомат в небо. – Будь оно все проклято!

 

Скорчившись в приступе тошноты, полицейский сжал свои виски. Нет этого всего не может быть. Надо возвращаться к машине, он приедет домой, примет душ, возьмет таблетку и все пройдет. Раул резко встал и решительно пошел вперед. Куда идти он уже давно не знал, но вроде ему полегчало и рано или поздно он куда- то выйдет. Ведь все дороги ведут в Рим. Раул остановился, какой Рим? Какие дороги? Он усмехнулся про себя, думая что здесь нет никаких дорог и никакого Рима, здесь только горы, сосны и кусты. Да, именно кусты, колючие, сопротивляющиеся ему, полицейскому, не признающие его власть, его силу, глупые упрямые ядовитые кусты.

 

Раул, раздвигая жалящие царапающие ветки, вышел на опушку сосновой чащи. Перед его глазами раскинулось черное свежепостроенное  шестиполосное шоссе. Раул посмотрел по сторонам, дорога уходила в бесконечность и конца ее не было видно. Она резко выбивалась из окружающего пейзажа и пересекала лес безупречно ровной полосой. «А вот и дорога…» - прошептал Раул. Прищурив глаза, сквозь пелену тумана он увидел силуэт грациозной невысокой девушки.

 

- Кармэн?

- Hola, mi amor

- Ты пришла… а я ждал… ждал тебя вчера…а ты так и…

- Я знаю, я не смогла…

- Почему не смогла? Что случилось?

- Мой брат Мигель… помнишь его… Его мастерскую снесли, там проложили эту чертову дорогу, а его самого уволили. Мать сейчас в госпитале, а Рита беременна… И мне… И мне пришлось еще работать.

- Ты осталась на вторую смену?

- Нет, я вечером поехала танцевать в Крау Нест…

- Нет!!! Кармен только не ты…в эту клоаку. Нет!!!

- Раул, любимый, не плачь. Теперь я буду с тобой… - с этими словами Кармэн развернула свои запастья и Раул увидел глубокие засохшие шрамы пересекающие ее вены.

- Нет!!!!!!! – со всей силы закричал он и посмотрел в ее карие миндальные глаза. Там что-то двигалось. Раул наклонился ниже и увидел в них поджарого человека в зеленом пиджаке с кружевными манжетами на рукавах, его голову венчала большая треугольная шляпа, и он в окружении гвардейцев Ее Величества склонился над потрепанной картой и прочертил на ней идеально прямую линию.

 

Закрыв лицо руками и шепча забытую молитву себе под нос, Раул упал на колени. Из глубины души нарастал и приближающейся горной лавиной  не покидающий его монотонный рык. Он нахлынул на Раула, как плотно скачущий отряд кавалеристов, держащих на плечах оголенные сабли. Они неслись вперед, сея смерть и закон, в котором писали что хорошо, а что плохо, что можно, а что нельзя. Раул посмотрел на поднявшееся во всей красе калифорнийское солнце, которое ослепительно горело, предвещая жаркий день. Рык перерастал в оглушительный рокот. Он не спеша снял с плеча автомат, достал висящее на шее католическое распятие, поцеловал его и прошептал:

 

- Сейчас, КарменEspero voy a verte!

 

Прогремел выстрел. Боб выключил ключ зажигания и выпрыгнул из своего грязно-желтого трактора.

 

- Ты слышал это? – закричал он своему напарнику, стараясь перекричать монотонный рокот моторов. Но тот лишь отмахнулся, продолжая дергать рычаги своего экскаватора с поржавевшей надписью «Ворнадо Траст».