КУЛЬМИНАЦИЙ.

 

Ему нужно было обязательно успеть добраться до своей цели вопреки всем препятствиям, сжавшим его хрупкое тело стальными тисками. Сокрушительные потоки ветра сбивали его с ног, враги проносились мимо, сверкая своими стеклянными доспехами. Казалось, весь мир был против него. Ну и пусть. Один против всех и он не собирался сдаваться. Он будет сражаться до последнего, и пусть не в этой жизни, пусть в следующей он обязательно победит. Вот он уже так близко к своей цели, к этому завораживающему перламутровому сиянию. Осталось совсем чуть-чуть. Но силы оставляли его. Почему все так тяжело? Последнее усилие... напрячь все мускулы в решающем рывке.

 

С чавкающим звуком  мотылек разбился об ветровое стекло пыльного скрипящего от старости черного Мерседеса. Сидящий за рулем Дмитрий включил дворники, но лишь размазал остатки глупого насекомого по пыльной поверхности. Но шоферу было все равно. Рядом сидела его умирающая мать, и ему нужно было обязательно успеть, добраться до своей цели вопреки всем препятствиям.

 

Смеркалось. До города осталось совсем чуть-чуть, уже можно было различить приближающиеся мерцающие огни уличных фонарей. Копыта звонко зацокали по мощенной мостовой, высекая одинокие искры из стальных подков. Проснувшиеся охранники торопливо открыли кованные ворота и почтительно поклонились. Не замедляя скорости, Дмитрий и его мать Анна пронеслись мимо сторожевых башен и поскакали вдоль аккуратно постриженных аллей одного из летних поместий кардинала Мазарин. Впереди красовался отражающийся в пруду наподобие Лувра белоснежный особняк. В прихожей вспыхнул свет – зажгли канделябры.

 

Дмитрий первый спрыгнул с лошади и помог спуститься обессиленной матери. Поддерживая ее за локоть, они вместе поднялись по нескончаемой лестнице к парадной двери. Там, улыбаясь, ждала его пожилая ключница, одна из тех дальних отпрысков клана Медичи.

 

- Ваше высочество, а мы уже заждались. Мы так надеялись, что вам удастся избежать рыскающих повсюду псов Фордэ.

 

Дмитрий ничего не ответил. Придерживая спотыкающуюся мать, он вошел в роскошно прибранный по всем правилам классицизма зал. С потускневших картин сурово смотрели его кровожадные предки, щеголяя широкополыми шляпами и блестящими панцирями. Держащий подсвечник слуга, почтительно поклонился и Дмитрий последовал за ним. Это была очень тяжелая ночь и он еле стоял на ногах. Удаляясь, он заметил в зеркале сверкнувший злобой взгляд ключницы Медичи. В начале он не обратил на это внимание, возможно ему просто показалось. Но, чем глубже он удалялся в сердце этого много повидавшего летнего дворца, тем больше он понимал, что ему никогда ничего не кажется, что никаких случайностей не бывает и все события нанизаны, как перламутровые бусы, на бесконечную нитку, где перед каждой жемчужиной предшествует другая, являясь тем необходимым звеном для наступления следующего дня. Именно эти мельчайшие детали, помогли им прожить эту нескончаемую ночь и избежать своих преследователей. Дмитрий сжал кулаки и разорвал бусы: жемчуг посыпался вниз, высоко отпрыгивая от зеркально чистого пола. Но раньше его оберегала мать. Дмитрий посмотрел на королеву, она заметно постарела за эту дорогу, седина обильно пропитала ее черные волосы. Дмитрий бережно положил ее на шелковые перины. Как же хотелось спать. Все это его ночные выдумки, ему просто надо выспаться и все пройдет. Он устало упал на манящую кровать и уставился на высокое окно, через витражи которого светила медленно исчезающая в веренице рваных облаков луна.

 

- Дмиииитттрииий.... Дмииииииитттрииииййй!

 

Дима встал. Никого рядом не было, но манящий шепот не прекращался. Глаза слипались, но, победив в титанической борьбе с собственной усталостью, Дмитрий заставил себя выйти в коридор. Шепот продолжал манить. Проходя мимо обширной заставленной гигантскими засаленными кастрюлями кухни, Дмитрий резко застыл, услышав тихие голоса. Выглянув из-за двери, он увидел о чем-то переговаривающуюся ключницу и вооруженного мужчину в запачканном дорожной пылью камзоле. Незнакомец передал старухе увесистый мешочек с золотыми, та жадно впилась в него своей костлявой рукой и потрусила, прислушиваясь к звону. Ее узкие змеиные губы довольно улыбались. На секунду Дмитрию показалось, что он встретился с ее блестящими черными, как уголь глазами. Прижавшись к стене, Дмитрий отпрянул в сторону. Послышались чьи-то грузные шаги. Дмитрий съежился в напряжении. Мимо, звеня шпорами, прошел незнакомец. «Сейчас!» - подумал Дмитрий, и поспешил в след удаляющемуся силуэту, на ходу вытаскивая из ножен свою усеянную алмазами шпагу. Незнакомец остановился и резко развернулся, схватившись за рукоятку своего длинного узкого меча, но так и не вытащил его, застыв в удивлении:

 

- Ваше высочество?..

 

Дмитрий, не замедляя шаг, в одном выпаде проткнул незнакомца насквозь, пока его влажная от горячей крови плоть не соприкоснулась с гардой его шпаги. Упершись сапогом в обмякшее тело, Дмитрий вытащил свое длинное сверкающее в тусклом свете подсвечников лезвие и развернулся. Перед ним стояла опешившая ключница. Через секунду маска ярости на ее лице сменилась гримасой животного страха и она в панике побежала прочь. Быстро догнав старуху, Дмитрий толкнул ее в спину. Ключница неуклюже упала, и Дмитрий, схватив ее за волосы, задрал старухе голову и посмотрел в ее злые ненавидящие глаза. Медичи изрыгала проклятия. Прислонив лезвие своей шпаги к ее горлу, Дмитрий резко рванул рукой. На пол громко упал мешочек с золотыми, постепенно его окружили бегущие струйки черной крови. Дмитрий поднял его, маленькие острые капли бубновой мастью падали вниз в бесконечную бездну прошлого. Будущий Король Солнце посмотрел на себя в зеркало, на свой забрызганный алыми брызгами  камзол, на оголенную шпагу, на сжатый в руке влажный от крови мешочек с золотом. Из глубины темноты к нему безмолвно приблизились его друзья – сатанинские карлики из ночной рощи Киото. Они безмолвно улыбались, обступив его и выставляя на показ ряды своих острых клыков. Дмитрий оглянулся по сторонам. Как он и ожидал, карлики сразу растворились. Успокоившись, он посмотрел обратно в зеркало, но его хихикающие спутники были опять там и Дмитрий понял, что на этот раз эти безмолвные обвешанные яркоглазыми черепами жители пустоты так и не собираются исчезать. А тем временем утренние лучи постепенно начали пробиваться сквозь плотные бархатные шторы. Дмитрий развернулся и направился к свету, удаляясь от хитрых взглядов своей застывшей в зеркале свиты. Теперь он готов царствовать, теперь он начнет управлять космосом.

 

Переступив через трупы, Король Солнце распахнул шторы, и вышел на просторный балкон. С неизбежной силой начинался новый день. Горизонт украшали башни облепленных строительными лесами пагод. Дмитрий кропотливо создавал свою новую столицу – сердце вновь объединенной империи. Вся жизнь проходила в сражении, а усталость неотвратимо брала свое. Очень хотелось остановить этот бесконечный круговорот грозных событий и просто сесть и заснуть. Но времени на отдых не было. Дмитрий, сузив глаза, посмотрел за горизонт, там, выстроившись в бесконечные шеренги, стояла армия тяжеловооруженных самураев Тайра. Нет, не будет ему сегодня покоя!

 

Вскочив на своего черного еще мокрого от пота жеребца, Дмитрий понесся вперед на встречу восходящему солнцу. На скаку вытащив свой длинный клинок, он закричал своим неокрепшим юношеским голосом:

 

- Вперед, мои верные воины... За мной!

 

Но вокруг никого не было – Дмитрий скакал один. Сокрушительные потоки ветра сбивали его с ног, враги проносились мимо, сверкая своими стеклянными доспехами. Казалось, весь мир был против него. Ну и пусть. Один против всех и он не собирался сдаваться. Он будет сражаться до последнего, и пусть не в этой жизни пусть в следующей он обязательно победит.