РАЗГОВОР

 

Тягучий туман обволок все вокруг.

Росою холодной вспотела трава

И солнца бесстрастный уродливый круг

Прогрела три тела, дышащих едва.

 

Прибиты гвоздями к бревнам они,

Запекшая кровь застыла в ноздрях

В их тусклых глазах видно огни,

Что, грея солдат, безмятежно горят.

 

Безмолвно висят, скрипя на крестах

Тела, почерневши в рассвета лучах,

Один лишь проклятия, сопя, бормотал

И вдруг он резко захохотал.

 

Легионеры лениво взглянули наверх.

Суровые лица их видели все

И взгляд их уставший не тревожит ничто:

Ни крики младенцев, ни Марса копье.

 

А тот все безудержно хохотал,

Слюна потекла по засохшим губам.

Сквозь хохот он дикий, давясь, заорал:

«Дурак ты! Ты сука, всем людям на смех

Висишь тут, как  падаль, не зная за что

Богом себя ты провозгласил,

А сам не можешь спасти себя одного!»

 

Кричал он все это страдальцу тому,

Что в слипшемся с кровью ржавом венце

Висел, улыбаясь себе одному

С блаженством, уснувшим у него на лице.

 

«Вот я! Посмотри ты хоть на меня!

Врагов всех своих руками душил,

И золото я, как песок исчислял,

И столько красавиц я в жизни вкусил,

Что сделал же ты, чтоб висеть прямо здесь?

Бродягой ты смуту в народ запускал,

Таскался, неся о спасении весть?

Что ж самого себя не спасал?»

 

Но ветра вой лишь ответил ему,

Что ныл там, шатая сухие кресты.

«Не мне, а глупцам место в аду!»

Сказал тот безумец, качая шесты.

 

А третий, что мертвым казался совсем,

Слипшиеся очи с трудом приоткрыл

Болью отчаяния он захрипел

И с трудом заговорил:

«Ты тут висишь, что нету тебе

Места на этой грешной земле.

Он же страдает за таких же как ты,

В царство боли себя погрузил

И воплотил свои он мечты.

Людям дорогу к спасению открыл.

Кто вспомнит тебя через несколько лет?

Вдовы с проклятием на устах?

Он же страдалец остался на век

Знаком добра в наших сердцах».

 

Никто не услышал сей разговор,

Мимо пронесся он римских солдат,

Лишь я отпечаток его откопал

И поделиться с вами им рад.