УТРО.

 

Ветер игрался обрывками газет, нося их с пылью по асфальту. Розовое солнце только недавно начало вставать из-за темно-синих небоскребов. Я всегда поражался урбанистическому восходу - неповторимому контрасту великолепия природы и уродству коммерческого социума.

 

Именно утром особенно бросаются в глаза все изъяны и недостатки окружающего. Единственные прохожие вокруг - лишь просыпающиеся замерзшие бомжи и мусорщики кричавшие на южных языках в своей заляпанной темно-зеленой униформе. В часы же пик толпы мечущихся людей обычно затаптывали горы бумажных отходов, и они не так бросаются в глаза как при рассвете, особенно когда замечаешь копошащихся там крыс.

 

Я потянулся. Пора было идти на работу. От долгого лежания на твердой скамейке опять занемела спина. Скинув прикрывающий меня картонный лист, я взял мой ботинок заменявший мне в эту ночь подушку и надел его поверх дырявого носка. Похлопав себя по карманам и убедившись, что ничего не забыл, я твердым шагом направился навстречу рассвету.

 

По пути заметил место, где можно было найти вроде как приличный санузел. На удивление он оказался очень громадным. Нескончаемая шеренга бело-желтых писсуаров исчезала, уменьшаясь в перспективе, в менее освещенной части зала. В этом просторном помещении кроме меня был еще один человек. Похож он был на среднего возраста женщину с короткой лысеющей стрижкой и плотно накладывал на лицо белую пудру. По его пестрой цирковой одежде стало понятно, что его промысел - это клоунские уличные представления и вряд ли очень успешные в этой части даунтауна. Я посмотрел в зеркало на свои красные от напухших вен глаза и умылся. Пошарив в карманах и найдя старую измученную зубную щетку, я потер ей зубы, набрав в рот воды из-под крана. Потом, засунул под ледяную струю всю голову, наблюдая, как по моим длинным засаленным волосам стекают перехлорированные капельки. Попользовавшись почти до конца затертым дезодорантом я заправился и был готов к новому дню.

 

В лифте было битком набито людьми. Окруженный лицами отточенными пластическими операциями преимущественно доктора Зиммера, я громко чихнул. Они продолжали заискивающе улыбаться, смотря на меня своими лживоприветливыми стеклянными глазами. Киборги. С пеленок им оттачивают мозги на протяжении 20 лет, когда последняя долька кармических знаний уже полностью затоптана идейными догмами. Я пулей влетел в свой офис, на ходу включая компьютер. Развернувшись на своем стуле, я увидел уже стоящую на пороге секретаршу:

 

- Извините за мое вторжение, но вы просили меня вам напомнить о встрече с И. О. Директора Внешних Связей Емерсоном Атта и И. О. Директора Фармацевтического отдела Стефаном Вильмовским, которая началась 5 минут назад в конференц-зале. - сказала она своим звонким гадостным голосом.

 

В этот момент мне хотелось в нее что-то кинуть или даже выстрелить... картечью дуплетом из двустволки. Высморкавшись в скомканную в кулаке салфетку, я процедил:

 

- Уже иду...