Яд.

 

Татуированные Воины. Я видел их загорелые точенные лица. Сейчас они отдыхали. Пламя отражалась на их коже и на их стволах, - стволах, которые медленно и тягуче переливались в лезвия с блестящими кровотоками и кривыми шипами. Что я делаю среди этих людей? Они сидели вокруг меня и смеялись, - смеялись как будто не было вчера, когда кровь брызгами смешивалась со спермой в дикой вакханалии жизни. И я смеялся вместе с ними как будто меня не было вчера, - вчера, где стон заглушало лишь шипение рассекаемой кожи. И тогда я увидел его рядом с собой. Я назвал его Яд. Он был прекрасен. Его ядовито-белая кожа была покрыта черными и желтыми пятнами, которые концетрировались на его змеиных конечностях, делая их слизистыми и острыми, как огромные шипы. Стеклянные бусинки крысиных близкопосаженных глаз сверлили меня и я видел в них улыбку. Он смеялся вместе с воинами сидевшими вокруг него, но незамечающие Яда. Но я его видел, и он это знал. Я давно хотел посмотреть на него, того кто стоит за этих хаосом, кующим своими ударами мир.  Но сейчас я был расслаблен и эту тварь не ждал, и поэтому он и пришел. Я не был готов к этому взгляду вселенской хищности, спрашивающему меня, что я могу ему сказать. И я отступил и он бросился на мою расслабленную плоть, снеся меня ударом в живот, в живот который грело ледяное лезвие моей заточки. Тот мертвый кусок железа неотъемлемой части меня, дающий мне ощущение наглой уверенности в этом мире, сейчас впивался в мое тело. И я блеванул в костер.

 

Татуированные воины – ядовитые дети сейчас смеялись надо мной. И над моим вопросом - что я делаю среди них.